Так получилось, что я не угадываю национальность людей по внешности. Дело было еще в юности. Как-то один знакомый спросил у меня могу ли я угадать его национальность. «Ну конечно же ты украинец, — ответила я гордо. Посмотри на себя внимательно. Глаза карие, волосы густые, нос-курнос». Мне тогда казалось, что именно такие и должны быть украинцы. Вероятно, я запомнила теорию моего преподавателя по истории, что на Украине много кареглазых людей, потомков Великой Орды. «Да русский я», — сказал мой приятель. Я тех пор я воздерживаюсь от разных тем о национальности. Уверена, я своего знакомого догадкой не обидела, но на всякий случай про национальность у других не спрашивала. Я уже и забыла про тот случай, как сама судьба вернула меня к вопросу национальности.

В канадском колледже мы обсуждали понятия этики. Бывают такие предметы, которые никаких профессиональных навыков не дают, однако сдать их надо. Ну, для диплома. Канадские колледжи ничем от наших в этом плане не отличаются. Лекцию вспоминать не будем, но касалась она именно бестактных вопросов. Студенты начали перечислять все возможные бестактные вопросы, с которыми они встречались. Наличие детей, мужей и любовников, прочем как заработная плата, счет в банке и сексуальная ориентация – ну, с этим я в принципе согласна – такое только по пьяни спрашивают приличные люди. Вдруг тихая девочка, которая весь семестр тихо проспала на первой парте, прямо под носом у преподавателя, вдруг подняла руку, откинула свои густые волосы назад и твердо сказала:

— Я ненавижу вопрос «Where you from».

Класс зааплодировал сидя.

— Это почему же? Это же Торонто, тут все спрашивают это, — поинтересовалась я.

Тут один парниша повернулся ко мне и сказал:

— Хорошо тебе, европейке, отвечать на этот вопрос. А мой папа из Китая, мама из Филиппин – ты представляешь, что я чувствую, когда я рассказываю людям об этом.