Именно о самом Торонто не принято говорить в Торонто. Здесь можно обсуждать учебные программы, годовой доход и даже мужей. Но только не Торонто. Ибо через полгода пребывания в этом городе все становится понятно: парочка музеев, несколько а-аля брендовых улиц, один парк и набережная. Над этим всем пытается устоять местная достопримечательность – CN tower. Кстати, вид оттуда действительно обалденный, а еще там вкусно кормят.

Странно, почему местные не ругают этот скучный город, который затерялся в снегах между двумя океанами? Похоже они нашли идеальную форму существования — некоторую смесь индивидуализма и буддизма – и достигли своей нирваны, ограждая себя от внешних раздражителей и посвящать свои жизни комьюнити и семье. Нам, приезжим, этого мало.

Мы так долго шли к своей мечте, а теперь взять и остановиться, просто так осесть в Торонто, этом скучном городе, который, возможно, был создан для жизни, а не для кайфа?

— У вас жизнь в Торонто веселая, — говорят мне знакомые из Манитобы, Саскачевана и даже Квебека. Нет, ребята, у нас просто есть классный аэропорт. 3 часа – и ты на Кубе. Ты здесь просто живёшь, растишь детей и вылезаешь из своего таунхауза на распиаренные выставки в какой-нибудь королевский музей.

«Иммиграция – это откровенный писец, начинаешь, как дурак, жизнь с ноля в свои сорок», — говорит мне муж. И он прав. В то время, как новоприбывшие за день пытаются обойти все достопримечательности этого мегаполиса, мы делаем здесь тоже самое что и у себя на родине: идем на работу, водим детей на кружки и по субботам – в спортзал.

Раньше я думала, что жизнь иммигрантов очень отличается в зависимости от городов, которые они выбирают для жизни. Допустим, Париж. Там можно вообще не чувствовать себя иммигрантом. Там можно быть эстетом, романтиком, поэтом, барменом, художником – но только не иммигрантом. Иммиграция – это что-то жизненное, сложное, предсказуемое и рациональное. А Париж слишком романтичен, чтобы к жизни там относиться серьезно. Теперь я так не думаю. Это не важно где ты будешь пить кофе в кафе с видом на Эйфелевою башню или на немецкий автобан. Конечно же, первое приятнее. Но только в статусе туриста.

По прошествии 4 лет этого удивительного пути, перечитав горы сайтов, древних чатов и выслушав множество психоделических излияний самих иммигрантов, я смело могу сказать, что сама ни страна, ни город, а тем более, архитектура, не имеют отношения к тому насколько сама иммиграция будет успешной. Ибо человек в любой стране мира, в любом городе, проходит одни и те же этапы своего уникального нового становления или перерождения.

От того насколько иммиграция будет успешной могут сказать скорее психологи или социологи, но не я, поскольку я не вижу четкой грани между успешной или неуспешной иммиграцией. Сам человек вряд ли может до конца определить успешен ли он, ибо почему очень успешные люди с домами, окладами и теоретически заработанными пенсиями, могут бросить все и вернуться назад. И не имеет значения – из Торонто, Оттавы или Парижа – суть только в одном – прижился ты как растение на новом месте или нет.